Трансплантация не должна нарушать целостную природу человека


Викарий Киевской Митрополии, председатель Синодального отдела УПЦ по проблемам биоэтики и этическим вопросам епископ Макарoвский Иларий (Шишковский) в беседе с нашим корреспондентом рассказал о сложностях и проблемах, возникающих в такой отрасли современной медицины, как трансплантация живых органов.

— Скажите, владыка, всегда ли Церковь готова согласиться с утверждениями врачей о необходимости той или иной трансплантации?
— Нет, не всегда. В первую очередь Церковь соглашается с добровольными трансплантациями, основанными на любви к ближнему, не принудительными, не связанными с бизнесом. И речь может идти о трансплантации только человеческих органов, которая не нарушает целостности личности, организма человека, его природы. Церковь совершенно не может согласиться с пересадкой человеку органов животных, ведь в итоге мы не знаем, что получается: или это полуживотное, или получеловек. Тем более что в медицинской практике есть факты, доказывающие — в результате пересадки человеку органов животных происходит определенное влияние на весь строй человеческого организма, его нравственное пространство и психическое состояние. Ведь определенные сложности появляются даже тогда, когда человеку пересаживают человеческие же органы, что уж говорить о животных. Но, к сожалению, этот вопрос во многом остается открытым, нерешенным. Поэтому главное, на чем акцентирует внимание Церковь, — это целостность человеческого организма, его природы, его личности.

— До сих пор ведутся споры о том, когда все-таки наступает смерть человека — с остановкой сердца, или когда прекращает функционировать мозг? И как в таком случае не ошибиться?
— Раньше было достаточно понятно и принято в медицинской практике, что прекращение дыхания, кровообращения (которое, в свою очередь, вызывает остановку сердца и мозговой деятельности) и является смертью. Но сегодня появились средства, препараты, приборы, которые в состоянии поддерживать присутствие жизни в человеке годами. Хотя скорее это можно назвать медленным умиранием. Например, когда человек подключен к какому-либо прибору, поддерживающему функции жизнедеятельности, у него функционируют только органы, весь организм поддерживается в определенном вегетативном состоянии. Церковь рассматривает это как не совсем приемлемую форму для полноценной жизни. Что это — вечное умирание или вечная жизнь?

— Но, с другой стороны, если такого человека отключить, то он умрет?
— Вопрос в том, что, вероятно, не надо человека вводить в такое состояние, он должен продолжать естественную жизнь. Напомним, что существует паллиативная медицина, когда за человеком ухаживают. Проводят душпастырское попечение. У человека должна быть достойная жизнь, и он имеет право достойно уйти из жизни. Важно не просто биологическое существование, важно, чтобы сохранялась вся полнота человеческой жизни — со смыслом, с достоинством, разумом, духом, ведь человек — разумно-духовное существо. Таким образом, надо рассматривать целесообразность момента: есть ли смысл годами искусственно поддерживать жизнь в человеке, если не восстанавливается вся ее естественная полнота?
— Одна из наших читательниц написала о таком случае: ее брата привезли в больницу на «скорой помощи», требовалось немедленное подключение к аппарату вентиляции легких. Но аппарат в больнице был один и занят неизлечимо больным человеком, поэтому его не отключили, и ее брат скончался. Как это оценить с этической точки зрения?
— Мы можем только сказать, что государство должно больше внимания уделять медицине, чтобы подобные аппараты не приходились по одному на тысячу больных, а чтобы их было достаточно для оказания помощи всем нуждающимся.

— Владыка, что Вы можете сказать о случаях злоупотребления, иногда даже криминальных, при пересадке органов? Как этого можно избежать?
— Там, где есть спрос, появляются и злоупотребления. Происходит то, против чего настойчиво выступает Церковь: коммерциализация медицинских услуг, а это в свою очередь приводит к негативным явлениям в области трансплантации органов. И здесь, с одной стороны, надо повышать уровень нравственности, религиозных начал в обществе, что воспитывало бы внутреннюю сознательность и ответственность, а значит и невозможность преступления. С другой стороны, надо развивать сферу правовую — человек, идущий на злоупотребление, должен понимать неотвратимость наказания за свое преступление, а пострадавший человек должен получать необходимую защиту в правовом поле.

Беседовала Елена Головина

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s