«Непрестанно радуйтесь!..»


Храм во имя святителя Иоасафа Белгородского в Киеве (на Интернациональной площади, р-н Нивки) особенно красив. Не то, чтобы другие приходы были хуже или лучше. Просто не часто встретишь в железобетонных столичных джунглях зеленый цветущий островок с березовой рощей, населенный птицами и белками, над которым возносится большой сруб, увенчанный золотым куполом. На территории храма — современная детская площадка, беседка, трапезная, воскресная школа…

«В 2007-м году всего этого не было. Точнее, березы, птицы и белки были, — улыбается молодой настоятель, протоиерей Виталий Бойко. — Стояла палатка, где и служили. Признаться, даже не знали, с чего начать обустройство». Устроилось все Божиим Промыслом — из Тульчинской епархии в храм прибыла чудотворная икона, отобразившаяся на стекле мироточивым образом святителя Иоасафа Белгородского. И процесс пошел, храм все чаще стали посещать прихожане. «Место здесь благодатное, — говорит отец Виталий. — До 1936-го буквально в ста метрах отсюда возвышался деревянный храм-сруб. Так большевики и его разобрали, и землю окропили мученической кровью священников и прихожан. Имен, к сожалению, узнать не удалось, многих исповедников, не отступивших от веры в безбожные годы, репрессировали…» Вот так: особенная, радующая сердце, красота храма во имя святителя Иоасафа Белгородского возникла не на пустом месте. Свято место пусто не бывает.

О собственных заслугах в восстановлении храма и об усилиях паствы отец Виталий говорит неохотно. Глаза батюшки улыбаются, а сам он вспоминает, к слову, Одесский Успенский монастырь: «Вот там труды, так труды… И опытных священников много, и послушников. Собор они возводили просто поразительно. Везет будущий монах тачку, приостановится, усмехнется, блокнотик достанет, запишет что-то и… дальше работает. А записывали так грехи и исповедовались еже­дневно по монастырской традиции, чтобы, памятуя о смерти, не согрешать и, по слову апостола Павла, с радостью ожидать встречи со Христом».
Литургия в храме — кульминация красоты, радости. Это чувствуют и дети, отвлекаясь от игр на детской площадке и вслушиваясь в колокольный перезвон, и выходящие после службы взрослые… «Нечасто встретишь батюшек, поющих на клиросе, а встретишь — так и времени не заметишь», — обращается молодой мирянин к своей второй половине. Помимо настоятеля, в храме четыре священнослужителя — иереи Павел Сердюк и Ярослав Кругленко, диаконы Игорь и Анатолий. Отец Павел — доброта во плоти — волнуется, иногда допуская неточности, огорчается, сосредоточивается и… этой своей неподдельной искренностью, скромностью, усердием, сам того не замечая, пронимает до глубины души. Иерей Ярослав — статен и строг, прихожане тянутся к нему за советом, а многие чуть побаиваются, как отца.
«Бог постигается многими способами, — размышляет настоятель о совершенной, истинной красоте. — Есть сверхъестественный путь — Божественное Откровение через Священное Писание, посредством которого богодухновенные мужи учат, наставляют, открывают нам Иисуса Христа. А есть и естественный путь, когда, взирая на красоту окружающего мира, мы идем к вере и познанию Бога. Многие угодники пришли к Господу этим путем. Одна из них — святая великомученица Варвара, осознавшая, созерцая окружающий мир, что только Господь Творец мог создать эту красоту. Ну, как ей не радоваться?..»

Мысли о радости и современном мире (так часто удручающем злом, скорбями, болезнями), собственно, и определили направление беседы с настоятелем, протоиереем Виталием Бойко

— Как не унывать в мире, полном зла и скорбей?
— В Священном Писании есть слова: «Всегда радуйтесь» (1 Фес. 5: 16). Беда современного мира в том, что люди не идут в храмы. Во многом потому, что о Церкви сложилось неправильное мнение: дескать, в храмах стоят какие-то мрачные люди, не знающие радости, скорбящие непрестанно, зачем-то постящиеся. И нужно признать, что в беде этой отчасти виноваты мы — православные. Ведь нередко даже опытные прихожане, поддаваясь скорбям или ревнуя о духовной жизни не по разуму, теряют радость и унынием заражают окружающих, в том числе и тех, кто лишь переступает порог храма. Поэтому не стоит забывать, что в душе каждого должна быть осанна, благословение, радость. От оглашенных и новоначальных нелепо ожидать и тем более требовать сугубых подвигов — строгого соблюдения постов и правильных молитвословий. Важнее дать человеку почувствовать, что благодать Божия — это реальность, что Причастие позволяет ощутить радость Пасхальную, Рождественскую. Не нужно перегружать других своими знаниями или опытом. Тогда новоначальные скорее поверят, что у Бога можно вымолить все, а прежде всего — спасение души. Поэтому и Господь наш — Спаситель. От чего Он спасает? От греха, проклятия и смерти. Приобретая спасение, мы, собственно, и входим в радость Господню. Сам Иисус Христос, отвечая на упрек испытывающих Его фарисеев (почему апостолы не постятся?), ответил: «…могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься, но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься…» (Мк. 2: 19-20). Человек, впервые входящий в храм, ощущает присутствие Божие, причастившись — на крыльях летает. И вообще, не стоит переоценивать собственные заслуги в воцерковлении другого — это дело Ангела Хранителя, а не только и не столько наше. И очень важно, чтобы человек, ощутив действие призывающей благодати, сумел ее сохранить. Пройдет какое-то время, и он начнет поститься, молиться, приносить плоды покаяния, но к этому нужно прийти. И не нужно никого подгонять, а тем более резко обличать. По отношению к другим подобает себя вести так, как вел себя отец в притче о блудном сыне, жившем нечестиво, расточившем имение. Важно, чтобы люди, вырываясь из плена неверия, встречали в храмах любящих отцов, братьев и сестер. Нужно стараться помочь больному грехом, поддержать — самый закоренелый злодей, почувствовав любовь, может обратиться. Если мы считаем себя христианами, то просто обязаны осознавать, что и Христос пришел ко всем людям, а не выборочно. Будучи распят, Он не осудил никого на Кресте. И нам пристало прощать творящих невесть что.

— Многие искренне страдают, ожидая, когда родные и близкие придут в храм. А часто — в ходе переосмысления прожитого, по мере осознания грехов — накатывает уныние, отчаяние. Куда уходит радость призывающей благодати?
— (Улыбается.) Такое бывает. Нужно помнить, что об одном кающемся грешнике Господь радуется намного больше, чем о девяноста девяти праведниках. Если у нас будет такое же чувство по отношению, прежде всего, к другим, то в храме всегда будет духовная радость. А вообще-то, печали растворяют радости и наоборот. У всех бывают и тяжелые минуты, и нападки, плохое настроение… Во что бы то ни стало нужно благодарить Бога за то, что Он не посылает нам крест больший, чем можем понести. Тогда и в труднейших обстоятельствах придет поддержка. Хотя бывает, что нужно и потерпеть. Вот, например, блаженный Августин, когда начал скорбеть о нахлынувших испытаниях, стал обращаться к Господу с вопросом, почему это происходит? Увидел на морском песке две пары следов — Божиих и его собственных. Кое-где одни следы исчезали, и Августин упрекнул Господа в том, что Он его оставил наедине с трудностями. Бог смиренно ответил, что в эти минуты Он нес блаженного на руках. Мы того не подозреваем, но Иисус Христос часто носит нас на руках, и нам этого хочется почти всегда. Однако научатся ли дети ходить, не слезая с рук? Должно привыкать к самостоятельности и хождению правым путем. Преткновения и падения практически неизбежны, но нужно вставать и через искушения, скорби стремиться к Спасителю нашему. Тогда научимся ходить, тогда почувствуем, что благодать Господня не только нас не оставляет, но и поддерживает, и укрепляет, когда нужно. Неоднократно убеждался и сам, и примерами прихожан, что сокрушение о грехах, испытания и скорби со временем приводят к искреннему раскаянию. И часто все наши неприятности обращаются Господом к добрым последствиям. Поэтому унывать-отчаиваться нам не должно.
— Как сами справляетесь с унынием?
— Однажды, подуставший от нападок и козней со стороны недоброжелателей, пришел к духовному наставнику и спросил: «За что мне все это?..». Получил вразумительный ответ: «Отец Виталий, бойся той минуты, когда все будет вполне хорошо, когда тебя начнут хвалить и никто против тебя не будет восставать. Ибо в эту минуту диавол почувствовал победу над тобой — он перестал тебя бояться. Значит, он не ополчается, значит, ты не представляешь для него опасности». Вот это — повод печалиться и задуматься. Однако самое тяжелое для меня как священника — когда люди перестают посещать храм. Трудно переживается чувство вины за то, что не нашел нужных слов. Но и утешение в обратных случаях наибольшее — радуюсь, когда в храме появляются новые прихожане, исповедники, причастники.

— На каком этапе законная радость трансформируется в неподобающую эйфорию?
— Чувство радости, если не сосредоточиться, может перерасти в прелесть.

— На чем нужно сосредоточиваться?
— Дело в том, что духовная жизнь — особенная. Размышляя о спасении, полезно вспоминать об опыте, описанном преподобным Иоанном Лествичником. Спасительно обращаться к заповедям блаженств, определенным Господом. Они — суть те же ступени. Нищие духом — люди блаженные, поскольку увидели свою греховность, осознали, что погрязли в грехах, почувствовали необходимость поддержки свыше. Сам Иисус Христос сказал, что во враче нуждаются больные, а не здоровые. Человек, созерцающий грехи, начал спасаться. Дальше — придется о них поплакать: раскаяние, умеренная печаль о грехах душеспасительны. Вот так, Божией милостью, происходит духовный рост. Человек, переступивший порог храма в скорби, болезни, или же как раб, боящийся наказания, начинает желать от Господа наград за труды, обычно — материального благополучия, физического здоровья… Так ведут себя наемники. Со временем люди, посещающие храм, становятся чадами Божиими. Жизнь по заповедям им не в тягость, а в радость, они, как любящие дети, боятся обидеть Отца, причинить Ему боль. Однако такое отношение — не повод для эйфории, а, напротив, начало новых трудов. Прямо говоря, сам по себе человек не достигнет высот духовной жизни. В первые века, действительно, были исповедники и мученики, готовые пролить кровь за Христа, однажды услышав о Нем (то есть — сразу призванные на высшую духовную ступень). Мы же от этого далеки. Сейчас в человеке чаще наблюдается нехватка постоянства в добродетелях: не только умения каяться на Исповеди (что, конечно, важно), но и исправлять ошибки делами, день ото дня набираться все больше сил духовных, все усерднее очищаться, возвышаться, приближаться к состоянию Ангела во плоти — к Иоанну Крестителю, через послушание достигшему святости на земле.

— И как после таких ориентиров не поддаться эйфории?
— Важно различать два понятия — «святой» и «безгрешный». Безгрешен только Бог. Святым может стать и человек, Божией милостью созерцающий грехи и раскаивающийся, в том числе — и делами. Например, если мы кого-то обидели, то обязательно — еще до Исповеди, прежде чем переступить порог храма, — примириться, попросить прощения. Так — и не иначе — можно ощутить основание подлинной радости — душевный мир. Не случайно Иисус Христос впервые по Своем Воскресении дважды обратился к ученикам со словами: «Мир вам!» (Ин. 20: 19-21). Это чувство очень важно в духовном преуспеянии, а радость — это следствие мира душевного. Важно осознать, что в самых трудных испытаниях, когда кажется, что все люди отвернулись и восстали против тебя, всегда рядом Господь, Пресвятая Богородица, Ангел Хранитель, сонм святых угодников, сияющих, как звезды. Осознание это, к сожалению, редкость. Чаще многие мучаются чувством вины. Одно из странных его проявлений — желание скрыть подноготную и пороки от людей, обращаясь к Господу. Вот таким само­оправданием мы и отгоняем благодатную радость — чувство холодка и ужаса от содеянного зачастую отходят на второй план, злодеяния забываются, а грех укореняется и перерастает в болезнь. Слава Богу, о нем иногда напоминает проснувшаяся и разозленная совесть — голос Божий, изначально заложенный во всякого человека при творении. Тут важно откликнуться, собраться с силами и найти в себе смелость попросить прощения у Господа и примириться с людьми. Иначе — ад — такое состояние, когда человек и хотел бы быть рядом с Богом, но чувство вины не дает. Закоснеть в нем — погубить душу. Это лишь кажется, что во тьме не так видно грехи, не так стыдно за них, не так страшно, как рядом с наказывающим Отцом. Важно научиться просить прощения, прощать, мириться и уступать.

— Как мириться с не желающими прощать?
— Молиться за них (в том числе за иноверцев, но только в домашних молитвах). Много может молитва праведного. То есть, человек, искренне молящийся даже о том, кто находится вне Церкви, может покрыть множество грехов. И уповать на Промысл Божий, примирившись с человеком в душе. Да и вообще, ненавидеть нужно не человека, а те пороки, то зло, которое закралось в душу. А скорби — по грехам нашим.

Беседовал Вячеслав Дарпинянц

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s