«Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше»


 Все народы, становившиеся на путь капиталистического развития, знают этот период. Одни прошли его в XVIXVIII вв., другие позже, третьи проходят сейчас. Четвертые, как мы, возвращаются к нему повторно, испытав прежде все «муки адовы» построения богоборческого «рая на земле». Тем не менее экономические достижения и социальная защищенность развитых стран не решает проблемы бездуховности и падения нравов. Да и в социально-экономической сфере далеко не все так гладко: темпы роста экономики много ниже, чем в азиатских странах, а новые члены ЕС, особенно Прибалтика и Болгария, столкнулись с катастрофическим сокращением населения, много большим, чем в странах СНГ (кроме Грузии). Если так пойдeт дальше, к 2050 г. в этих странах будет жить людей меньше, чем столетием ранее. Снова, как и после Первой мировой войны, заговорили о «закате Европы». Социологи, экономисты, политологи ищут причины, как Европа «дошла до жизни такой».

А причину надо искать в словах Спасителя, сказанных две тысячи лет назад: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляет и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6: 19–21). Массовый отход от религии в европейских странах, всепоглощающий гедонизм и стремление к безудержному потреблению — результат забвения этой заповеди. Переход к потребительской модели общества характерен и для Украины.

Все это вызывает тревогу у деятелей Церкви. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в мае2010 г. говорил в интервью греческой газете «Вима»: «Некоторые проблемы являются общими для всей Европы: это проблемы экономического неравенства, не­справедливости, трудности межэтнических и межрелигиозных отношений. Нам также приходится иметь дело с распространяющимся в обществе культом удовольствий и безудержного потребления, который нередко подталкивает людей к нечестному или даже преступному образу жизни. Общей для всех нас проблемой является и пропаганда воинствующего секуляризма, который стремится выдавить из общественной жизни любое присутствие Церкви и подчеркнуто отрекается от христианских корней нашей цивилизации. Сталкиваемся мы и с распространением — кое-где переходящим в навязывание — безнравственных и пагубных явлений, восстающих против самой природы семьи и брака. Однако мы не сомневаемся, что по молитвам всех верных, по молитвам всех святых, предстоящих престолу Божию на небесах, Церковь будет продолжать исполнять свое предназначение — возвещать слово Божие и вести людей ко спасению».

Изменение парадигмы развития от потребительской модели к приоритету духовных ценностей, от постоянно возрастающей конкуренции (при всей ее важности для сбалансированного экономического развития) к более солидарной модели поведения особенно важно в нашей повестке дня. Ведь в социальной защищенности (но не в духовности) Западная Европа ушла вперед.

Высокая этика протестантского буржуа с его «мирским аскетизмом» вполне применима и к православным предпринимателям рубежа ХIХ–ХХ вв. Изучая это явление, встречаешь бесчисленные примеры служения бизнесменов обществу. Иван Сытин, Козьма Солдатёнков, Савва Мамонтов, Александр Половцов, Третьяковы, Щукины, Морозовы и многие другие жертвовали миллионные сумы и строили музеи, которым дарили свои богатейшие коллекции; учреждали и содержали издательства, театры, библиотеки; заботясь о природе, основывали заповедники, насаждали парки и ботанические сады. Но более всего заслуживают упоминания пожертвования на социальные нужды — больницы, школы, богадельни. Кроме крупных, благотворительностью занимались и предприниматели средней руки, причем даже в самых отдаленных местах страны. Взять, к примеру, г. Бердск недалеко от Новосибирска. Многим мужчинам он знаком по выпускаемым там электробритвам. Сто лет назад это было крупное торговое село, один из сельскохозяйственных центров Западной Сибири. Местный купец Владимир Александрович Горохов содержал здесь оснащенную по последнему слову техники мельницу, продукция которой в1909 г. выиграла малую золотую медаль на Всемирной выставке в Париже. Предприниматель установил для сотни своих рабочих восьмичасовой рабочий день, построил медпункт, аптеку, церковно-приходское училище и детскую колонию для физически ослабленных детей. Был выстроен Гороховский народный дом с двумя залами — под библиотеку и под зрительный зал, где ставились спектакли. В ремесленной школе, оснащенной различными станками, «ковались кадры» для мельницы и буксирных пароходов фирмы. Горохов оказал активное содействие и помощь в реконструкции местного Сретенского храма. В2008 г. в затопленной зоне Новосибирского водохранилища при спаде воды были обнаружены останки В. А. Горохова, перезахороненные на территории храма в честь Преображения Господня г. Бердск.

«Перечень имен российских меценатов очень широк, — пишется в статье «История меценатства на Руси. Православное меценатство» на сайте Российского клуба п­равославных меценатов (http://rkpm.ru/content/view/132/55/), — поэтому невозможно упомянуть всех русских купцов и промышленников, дворян, тративших личные средства на науку, искусство, благотворительность, не думая о прибыли. Нам остается лишь удивляться, как только «бизнесмены» рубежа конца XIX — начала ХХ вв. могли и успевали заниматься делами фирмы и меценатством. Вместе с тем необходимо помнить, что меценатством занимались люди совершенно различные по складу характера (Третьяков и Николай Рябушинский, Штиглиц и Мамонтов), но поставившие перед собой единую идею — процветание России».

На территории Украины подобных предпринимателей было немало, достаточно вспомнить имена Николы Терещенко и его брата Федора — богатейших сахарозаводчиков. Им мы обязаны неоценимыми художественными коллекциями, из которых состоит Музей русского искусства. Он начинался с частной коллекции Федора Терещенко. Никола, кроме того, построил и содержал в Киеве бесплатную больницу для чернорабочих (детская больница № 14 около Воздухофлотского моста), ночлежный и родильный приюты, давал деньги на постройку зданий КПИ. Во многом благодаря ему историк Киева Виталий Ковалинский смог написать («Зеркало Недели» № 50 (63), 16-22 декабря1995 г.): «В конце XIX — начале ХХ века в бывшей Российской империи не было, по свидетельству современников, другого города, где общественная благотворительность была бы так развита, как в Киеве. Здесь действовали около ста различных попечительств, комитетов и обществ милосердной направленности, занимавшихся помощью малоимущим слоям населения. Существовали бесплатные ночлежные приюты и богадельни для престарелых, дома трудолюбия, столовые дешевых обед­ов, дома дешевых квартир и тому подобное».

Большой вклад в эту славу города внес Богдан Ханенко, чья археологическая коллекция стала первоосновой Городского музея — предтечи Национального художественного музея. Огромные художественные коллекции Ханенко и Василия Щавинского составили основу современного Музея искусств имени Богдана и Варвары Ханенко. Вклад Ханенко в дело основания коммерческого обучения в Киеве, устройства школ для женщин просто неоценим.

Из меценатов других городов нельзя не упомянуть Алексея Алчевского, создателя первого в России акционерного ипотечного банка в Харькове и финансово-­промышленной группы по угледобыче и металлургии в Донбассе. Он также занимался широкой общественной и культурно-просветительской деятельностью, на собственные средства строил церкви, больницы, школы.

Сын крестьянина, Иван Герасимович Харитоненко, став с Божией помощью одним из самых крупных русских сахарозаводчиков, занялся щедрой благотворительной деятельностью. Вот примеры: сотни тысяч рублей жертвовал на постройку и содержание детского приюта, на устройство общежития для студентов Харьковского университета, на другие учебные заведения и благотворительные учреждения. На постройку церкви в с. Нижней Сыроватке дал 70 тысяч рублей. Он назначал значительные пенсии осиротевшим семействам лиц, служивших в его имениях, устроил бесплатную медицинскую помощь бедным г. Сумы. При помощи приходских священников он раздавал бедным до 200 рублей ежемесячно. За несколько дней до смерти, последовавшей 30 ноября1891 г., И. Г. Харитоненко пишет завещание, в котором старается никого не обойти вниманием. Задонскому и Кореневскому монастырям и всем церквям г. Сумы он завещал по одной тысяче рублей, для расширения и ул­учшения богадельни при кладбищенской церкви — 10 тысяч рублей. Сыну он наказал поспособствовать реставрации иконы Божией Матери «Знамение» и устроить в г. Сумы детскую больницу и кадетский корпус (обошедшийся в полтора миллиона рублей).

У его сына Павла Харитоненко к1914 г. состояние достигло 60 миллионов рублей, земельные владения — свыше 56 тысяч десятин (не считая арендованных). Он собрал одну из богатейших в России коллекций живописи; живя преимущественно в Москве, возглавлял московское отделение Российского музыкального общества. В Киеве финансировал постройку памятника Богдану Хмельницкому. В Сумах он построил мост через р. Сумку, жертвовал учебным заведениям и церквям, оплачивал обучение студентов-украинцев в Московской консерватории.

Сейчас меценатство в Украине возрождается, хоть и далеко ему пока до образцов столетней давности. И главное, чтобы богатые помнили, чтó есть для них благотворительность: «Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его» (Притч. 19: 17).

Владимир Моисеенко

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s