Богатство земное и богатство небесное


Представим себя школьниками, которым задают сочинение на тему «Богатство духовное и богатство материальное». Тема объявлена, и учитель спрашивает: «Кто хорошо знает тему и согласен ее изложить?».

Почему-то мне кажется, что многие из нас смело взялись бы за эту работу в твердой уверенности, что тема ясна как белый день и проста как пареная репа. Я даже могу представить основное направление мысли тех, кому тема показалась ясной сразу после ее оглашения.

«Человек, который имеет все, но не имеет веры, должен считаться бедняком, чем бы материальным он ни обладал.

Никакое богатство не может сравниться ни с красотой души, ни с радостью сердца.

Если бы богачи познали духовный мир и его красоту, они смотрели бы на свои богатства, как на гору мусора…»

Эти и подобные тезисы только множить и множить. Можно выгнуть грудь колесом и выставить вперед одну ногу, чтобы поза обличителя соответствовала пафосу обличения. Можно нанизывать унизительные характеристики материального богатства одну за другой, как жемчужины на нитку, и нитка этого жемчуга рискует оказаться очень длинной.

Но вот когда сочинение уже написано, когда наш враг в теории повержен точно так же, как росчерком командирского карандаша на командно-штабных учениях повержен виртуальный противник, — стоит огляну­ться вокруг. Гнойный Лазарь, как лежал, так и лежит у ворот богача. Псы лижут его струпья, а помощи от людей не видно.

И неразумный богач, душу кото­­рого вот-вот заберут среди ночи, озабочен постройкой новых амбаров. Вдовицы продолжают бросать свои лепты в церковную копилку, но фарисеи как были сребролюбцами, так и остались ими. И, судя по всему, менять свой нрав не входит в их ближайшие планы. Люди в подавляющей массе полагают в деньгах свое счастье, свою силу, свою безо­пасность. Силу и славу в деньгах полагают (о, горе!) даже те, кто часто говорит Богу: «Ибо Твое есть Царство, и сила, и слава…».

Все, что сказано в Евангелии о любви к деньгам, о страсти наживы, о «лести богатства», остается актуальным, вплоть до продажи Господа Иудой за ничтожную сумму.

Вопрос — почему? Почему, столь успешно сражаясь с врагом в теории, мы так беспомощны на практике? Почему мы ничего не являем и ни о чем не свидетельствуем «миру сему», но постоянно капитулируем перед его хитростью и наглостью, перед его внешним блеском и земной логикой?

***

Весь наш мир, вся эпоха, к которой мы внутренне принадлежим, есть эпоха капитуляции перед шуршанием банкнот, перед дизайном шикарных авто и блеском витрин дорогих магазинов. Это диагноз. Ведь дни последние Спаситель сравнивает в Своем Слове с днями Ноя и днями Лота.

О днях Ноя сказано: «ели, пили, женились и выходили замуж» (Мф. 24: 38). О днях же Лота — «покупали, продавали, садили, строили» (Лк. 17: 28). Есть и пить во дни Лота не перестали, конечно, но на первый план вышли не природные удовольствия, а бурная хозяйственная деятельность, за фасадом которой творились дела содомские. Эти слова представляют собой краткий словесный портрет новейшей истории человечества.

Дух предприимчивости, дух мирского успеха, дух оценки всего и вся мерками «века сего» командует душами и проникает всюду. Проникает он и в Церковь, и легкие победы над этим духом совершаются все больше на одних лишь страницах семинарских сочинений.

Итак, почему?

Вряд ли мы знаем все, но кое-что мы все-таки знаем.

***

Во-первых, число подлинно духо­вно богатых людей ничтожно мало. Оно так мало, что многие люди рискуют прожить всю жизнь без остатка и ни разу в глаза не видеть обладателя духовного богатства. А человек — это такое существо, которое без живых примеров, на одних призывах и теоретических знаниях деятельность свою основывать отказывается. По известной афонской присказке, человек никогда не отречется от мира ради грядущего Царства Христова, если не увидит на лице другого человека отблеск небесного сияния.

Это очень важный закон.

Во-вторых, духовное богатство может многим казаться явлением эфемерным, тогда как богатство земное осязаемо, оно греет руку, его видно. Человеку свойственно пренебрегать невидимым ради видимого. Истина же такова, что всякая духовная победа не менее реальна, чем то, что можно потрогать. Целомудрие, победа над гневом, завистью, унынием очень реальны. Они питают душу. Их обладатель действительно богат, и не воображаемо, а реально. Он ощущает свои сокровища, а не мечтает о них. Появись такой человек среди нас, мы сразу многое оценим по-другому.

В-третьих, богатство земное требует энергозатрат, мысленной работы, преодоления усталости и страха. Странно было бы думать, что духовные победы не требуют всего этого. Мы же часто склонны думать, что доброта, сила, ум являются качествами врожденными, не требую­­щими трудов по приобретению. Это неправда. Цена приобретенной добродетели неизмеримо больше врожденных хороших качеств. Только трудиться надо.

В конечном пределе сказанное сводится только к одному вопросу, а именно: любишь ты Христа или нет? Если любишь Христа, то учишься Его глазами смотреть на мир, учишься «облекаться во Христа» и быть Ему подобным. Нельзя любить Христа и не любить Его простоту, Его неприхотливость, Его милосердие. Не любя Христа, обязательно полюбишь кого-то другого. Ведь человеку не свойственно жить совсем без любви. Не любя Христа, легче всего полюбить маммону. Слово сказано, и в нем все отгадки.

Точь-в-точь по Евангелию: кто любит маммону, тот ей и служит, о Христе же нерадит.

***

В идеале христианин трудолюбив не ради наживы, но ради помощи другим и для того, чтобы не есть хлеб даром.

Христианин милостив, но не для награды, а по причине братского сострадания.

Христианин должен, подобно Павлу, уметь жить и в избытке, и в недостатке, избегая как уныния в бедности, так и не теряя голову в изобилии.

Все это возможно, но не сразу, и не без труда. Это со временем и с Божией помощью возможно для исполнителя заповедей, а не для любителя теорий и разглагольствований.

Нам подарено во Христе реальное Царство. В этом реальном Царстве каждый верующий человек заранее откладывает свои сбережения, не боясь воров, ржавчины и моли. Кто понимает, о чем идет речь, тот, видимо, и есть христианин. Тот же, кто посмеивается над реальностью добродетелей и не склонен считать их сокровищами, — тот включен в многочисленную армию волков, примеривших овечьи шкуры. Теоретически он, быть может, готов оправдать добродетель, но на практике следует иной логике.

Сознательно удерживаясь от развития и без того непростой и опасной темы, закончу словами о том, что «теоретическая верность христианству» при практическом рабстве «миру сему» с жизнью по его законам есть самая глубокая и самая болезненная рана на Теле Церкви.

Оттого-то и нет у нас нехватки в хороших сочинениях на духовные темы, но есть все увеличивающийся дефицит благих примеров. И люди отказываются верить в книжные слова, не подтвержденные реальными делами.

Мы не двинемся ни на шаг вперед, пока не дадим себе отчет в качестве нашего нынешнего состояния. Чеcтный отчет требует мужества и трезвения. Честный отчет — это правильный диагноз. А без него, как известно, невозможно начинать лечение.

 

Протоиерей Андрей Ткачев

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s