Архимандрит Варсонофий (Столяр): «Любое дело не терпит поверхностного отношения»


 Согласно словарным определениям, казначей монастыря заведует хозяйством и денежными средствами обители. Чтобы больше узнать об этом монастырском послушании, наша газета обратилась к казначею Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры архимандриту Варсонофию (Столяру).

 

— Ваше Высокопреподобие, что входит в круг основных обязанностей казначея Киево-Печерской Лавры?

— Это учет финансов (приход, расход), контроль сбора пожертвований, деятельности издательства Лавры и монастырских мастерских, а также некоторые другие организационно-хозяйственные вопросы.

— Интересовались ли Вы опытом ведения казначейского дела в дореволюционной Лавре или, быть может, даже заимствовали что-либо из опыта предшественников?

— Опыт очень интересный. Некоторые материалы я читал и поразился, например, тому, сколь подробным был учет. В деталях расписывалось, сколько чего было собрано в подсобном хозяйстве, сколько передано в скит, сколько принято паломников, сколько людей накормили и т. д. Необходимо, конечно, принимать во внимание, что опыт дореволюционной Лавры нарабатывался веками, а в наше время, после возрождения монастыря в 1988 г., приходилось начинать с нуля. Скрупулезный учет — это все же не основное дело для возрождающегося монастыря, а сил и времени требует немало. К тому же наместник Киево-Печерской Лавры митрополит Вышгородский и Чернобыльский Павел в данном вопросе руководствуется словами: «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Мф. 6: 3).

Нужно признать, что дореволюционная Лавра в экономическом отношении была намного мощнее: в ее распоряжении находились обширное подсобное хозяйство, собственные предприятия, счета в банках и т. д. Нам же приходится решать вопросы, которых в дореволюционной ситуации просто не возникало: например, мы стараемся получить в аренду те помещения и корпуса, которые в свое время были построены на средства Лавры и пребывали в собственности монастыря…

— А за счет чего живет современный монастырь?

— У каждой обители свои источники финансирования. Если говорить о Киево-Печерской Лавре, то большую часть доходов все-таки составляют пожертвования благотворителей, помогающих монастырю по просьбам владыки Павла. (Территория обители велика: коммунальные услуги, содержание корпусов, реставрационные и строительные работы, содержание братии, трапеза — все это требует больших расходов.) Кроме помощи благотворителей, следует упомянуть пожертвования за записки о здравии и об упокоении. Благодаря подсобному хозяйству монастыря у нас есть продукты питания для братии, а их излишек, в частности, обменивается на другие продукты. Есть у нас и церковные лавки, благодаря которым мы также имеем пожертвования для содержания Лавры. Это, на мой взгляд, основные источники.

— А не возникала ли мысль, руководствуясь дореволюционным опытом, создать какие-либо монастырские предприятия?

— На сегодня Лавре этого не осилить: нет того количества братии, которое было до революции, недостаточно ресурсов. А вот если говорить о далеких перспективных планах, я думаю, что это было бы правильно: имея собственные предприятия, Лавра меньше бы зависела от тех или иных факторов, от других источников доходов. Полагаю, что каждый монастырь должен иметь свое подсобное хозяйство и (или) небольшое предприятие, на котором могли бы трудиться и монахи. Труд и молитва — это два крыла. Труд тоже необходим для братии. Тем более что произведенное монахами все-таки многими ценится, так как делается с усердием и качественно.

— Позволяет ли современное состояние хозяйства монастыря заниматься благотворительностью, опекать кого-либо?

— У нас есть бесплатная трапезная, в которой ежедневно кормят паломников, а также нуждающихся киевлян. При Лавре также действует социальный отдел, который помогает детским домам, интернатам и т. п. — как за счет сбора благотворительных пожертвований, так и за счет продукции нашего подсобного хозяйства. Да и просто так в монастырь постоянно обращаются люди за помощью: тому нужны деньги на дорогу, того обокрали, тому не хватает на лекарства и т. д. По мере возможностей мы им также помогаем, хотя без злоупотреблений со стороны просителей, увы, не обходится…

— Некоторые люди считают, что деньги — это зло, пренебрежительно относятся к ним. Что Вы думаете о таком отношении к деньгам?

— Деньги можно употреблять как в добрых целях, так и в злых. Главное здесь, как ты относишься к ним — обожествляешь или просто воспринимаешь как средство расчета. Сказать, что деньги — это зло, сложно, ведь если мы употребляем их, например, для помощи детским домам, то делаем доброе дело.

— Как относиться к материальным благам так, чтобы они не препятствовали духовному благополучию?

— Стараться не привязываться к ним, следить, чтобы отношение к ним не превратилось в страсть сребролюбия, и полагаться на волю Божию. Господь дарует человеку не только духовные, но и материальные блага. Если их нет, причину того, почему так случается, возможно, следует искать в себе. Но человек не должен испытывать по причине отсутствия денег тревоги, которая также является проявлением привязанности, страсти.

— Насколько Вам удается совмещать монашеский труд с различными «внешними» заботами (необходимостью общаться со светскими людьми, изучать экономические вопросы, вникать в различные хозяйственные проблемы и пр.)? Что помогает в этом?

— Конечно, совмещать очень сложно. Любое дело не терпит поверхностного отношения. В любой реализуемый проект нужно вникнуть, для чего необходимо просмотреть справочную литературу, разобраться в различных экономических вопросах. Действительно, много времени уходит на то, чтобы довести начатое дело до конца, изучить то, что непосредственно не связано с монастырскими, церковными делами. Естественно, это отвлекает от сугубо монашеских обязанностей. Поэтому я стараюсь ограничивать по времени хозяйственные заботы и обязательно уделять время молитве.

Она и помогает. Полагаю, что день надо начинать с молитвы и заканчивать ею, благодаря Господа Бога за помощь. Мы-то здесь, в доме Божией Матери, только послушники. И просим, в первую очередь, нашу Игумению — Пресвятую Богородицу — ходатайствовать перед Господом Богом, чтобы Он был милостив к нам и помог осуществить наши планы. Итак, в основании всего — молитва. И, конечно же, все у нас делается по благословению Священноначалия.

— Удается ли во время богослужения абстрагироваться от многочисленных попечений, связанных с послушанием казначея?

— Скажу, что это нелегко. Враг так подстраивает, что перед богослужением, перед церковным праздником одновременно возникает множество проблем, требующих неотложного решения. Но здесь необходим правильный подход: если уж ты не разобрался с каким-то рабочим вопросом до богослужения, то и в храме, сколько бы ты его ни крутил в голове, он не решится. Поэтому надо все повсе­дневные вопросы, мысли оставлять перед порогом храма и в храм входить для молитвы. Да, это нелегко, но надо просить Господа, чтобы Он и в этом помог преуспеть.

Беседовал

Михаил Мазурин

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s