ФАШИЗМ: Да здравствует война


70 лет назад началась Великая Отечественная война… Когда смотришь на детскую фотографию Гитлера, задаешься недоуменным вопросом: откуда и когда в нем зародилась такая ненависть к человечеству? Ведь какая греховная тьма должна была в нем затаиться! Какие обстоятельства способствовали тому, что в какой‑то момент упавшее в детскую душу зерно греха сумело прорасти до таких ужасающих размеров?
Так или иначе, все войны берут начало в человеческих душах. Поэтому, извлекая уроки из прошлого, мы, прежде всего, должны обращать внимание на свои сердца: не наполнены ли ненавистью и раздражительностью, обидой и осуждением, завистью и жаждой мести, чувством своей исключительности и значимости, по сути — все тем же фашизмом? Ведь какая нам польза от того, что, осуждая войну, мы, тем не менее, несем в себе разрушительные силы? И кто знает, не заразят ли они другие сердца, не приведут ли к появлению новых тиранов…

Фашизм — общественно-политическое течение, возникшее в начале XX в. К нему причисляют движения, идеи и политические режимы, которые, в зависимости от страны и разновидности, могли носить различные названия: собственно фашизм, национал-социализм, национал-синдикализм и др. Однако всем им присущ ряд общих черт.

В идейном отношении фашизм представлял собой смесь идеологий. Но это не означает, что он не имел своих собственных доктрин и характерных для него особенностей. В основе фашистского взгляда на мир и общество лежало социал-дарвинистское понимание жизни отдельного человека, нации и человечества в целом как активной агрессии, биологической борьбы за существование. Побеждает, с точки зрения фашиста, всегда сильнейший. Таков высший закон, объективная воля жизни и истории. Социальная гармония для фашистов заведомо невозможна, а война — высшее героическое и облагораживающее напряжение человеческих сил. Они вполне разделяли мысль, выраженную лидером итальянского художественного направления «футуристов» — автором первого манифеста футуризма Филиппо Маринетти Томазо, ставшего позднее фашистом: «Да здравствует война — только она может очистить мир». «Живите опасно!» — любил повторять Муссолини.
Фашизм отрицал гуманизм и ценность человеческой личности. Ее следовало подчинить абсолютному, тотальному (всеобъемлющему) целому — нации, государству, партии. Итальянские фашисты заявляли, что признают индивида лишь постольку, «поскольку он совпадает с государством, представляющим универсальное сознание и волю человека в его историческом существовании». Программа германской нацистской партии провозглашала: «Общая польза превыше личной пользы». Гитлер часто подчеркивал, что в мире происходит переход «от ощущения “я” к ощущению “мы”, от прав личности к верности долгу и ответственности перед обществом». Такое новое состояние он и называл «социализмом».
В центре фашистской доктрины находился не человек, а коллектив — нация (у германских нацистов — «народное сообщество»). Нация — это «высшая личность», государство — «неизменное сознание и дух нации», а фашистское государство — «высшая и самая мощная форма личности», — писал Муссолини. При этом в различных теориях фашизма сущность и становление нации могли толковаться по‑разному. Так, для итальянских фашистов определяющими моментами были не этническая природа, расовая принадлежность или общая история, а «единое сознание и общая воля», носителем которых и было национальное государство. «Для фашиста все в государстве, и ничто человеческое и духовное не существует и тем более не имеет ценности вне государства, — учил “дуче”. — В этом смысле фашизм тоталитарен, и фашистское государство как синтез и единство всех ценностей истолковывает и развивает всю народную жизнь, а также усиливает ее ритм».
Немецкие нацисты исповедовали иной, биологический взгляд на нацию — так называемую «расовую теорию». Они полагали, что в природе существует «железный закон» пагубности смешения живых видов. Смешение («метизация») приводит к деградации и мешает образованию высших форм жизни. В ходе борьбы за существование и естественного отбора более слабые, «расово неполноценные» существа должны погибнуть, считали нацисты. Это, по их мнению, соответствовало «стремлению природы» к развитию вида и «улучшению породы». В противном случае слабое большинство вытеснило бы сильное меньшинство. Вот почему природа должна быть сурова к слабым.
Этот примитивный дарвинизм нацисты переносили на человеческое общество, считая расы естественными биологическими видами. «Единственной причиной вымирания культур было смешение крови и, как следствие, снижение уровня развития расы. Ибо люди гибнут не в результате проигранных войн, а в результате ослабления силы сопротивления, присущей только чистой крови», — утверждал Гитлер в своей книге «Моя борьба». Отсюда следовал вывод о необходимости «расовой гигиены», «очистки» и «возрождения» германской «арийской расы» с помощью «народного сообщества людей немецкой крови и немецкого духа в сильном, свободном государстве». Другие «неполноценные» расы подлежали подчинению или уничтожению. Особенно «вредными», с точки зрения нацистов, были народы, живущие в разных странах и не имеющие собственного государства. Национал-социалисты с остервенением уничтожили миллионы евреев и сотни тысяч цыган.
Отрицая права и свободы личности как «бесполезные и вредные», фашизм защищал те проявления, которые он считал «существенными свободами» — возможность беспрепятственной борьбы за существование, агрессию и частную экономическую инициативу.
Фашисты заявляли, что «неравенство неизбежно, благотворно и благодетельно для людей» (Муссолини). Гитлер в одном из разговоров пояснил: «Не устранять неравенство между людьми, но усугубить его, поставив непроницаемые барьеры. Какой вид примет будущий социальный строй, я вам скажу… Будет класс господ и толпа разных членов партии, размещенных строго иерархически. Под ними — анонимная масса, низшие навсегда. Еще ниже — класс побежденных иностранцев, современные рабы. Над всем этим станет новая аристократия…».
Фашисты обвиняли и представительную демократию, и социализм, и анархизм в «тирании числа», в ориентации на равенство и «миф прогресса», в слабости, неэффективности и «коллективной безответственности». Фашизм провозглашал «организованную демократию», при которой подлинная воля народа находит свое выражение в национальной идее, реализуемой фашистской партией. Такая партия, «тоталитарно управляющая нацией», должна не выражать интересы отдельных социальных слоев или групп, а сливаться с государством. Демократические волеизъявления в форме выборов излишни. Согласно принципу «вождизма», фюрер или дуче и их окружение, а затем и вожди более низких рангов концентрировали в себе «волю нации». Принятие решений «верхами» (элитой) и бесправие «низов» считались в фашизме идеальным состоянием.
Фашистские режимы стремились опереться на активность масс, пронизанных фашистской идеологией. При посредстве разветвленной сети корпоративных, социальных и воспитательных учреждений, массовых собраний, торжеств и шествий тоталитарное государство стремилось преобразовать самую сущность человека, покорить и дисциплинировать его, захватить и полностью контролировать его дух, сердце, волю и разум, формировать его сознание и характер, воздействовать на его желание и поведение. Унифицированные пресса, радио, кино, спорт, искусство были целиком поставлены на службу фашистской пропаганде, призванной мобилизовать массы на решение очередной задачи, поставленной «вождем».
Одной из основополагающих доктрин фашизма была идея (по сути, также биологически-дарвинистская) о необходимости «расширения жизненного пространства». Идеология национал-социализма, согласно убеждениям фюрера, должна была способствовать созданию «нового типа личности», свободной от «отягчающих ограничений разума, от грязных и уничтожающих самоот­равлений химерами, именуемыми совестью и нравственностью, и от требований свободы и личной независимости, которыми могут пользоваться лишь немногие». Формирование условий для развития национального немецкого государства предполагалось за счет «расширения жизненного пространства на Востоке», «устранения целых расовых единиц» и «обеспечения продовольственного снабжения» (А. Гитлер).
Неотъемлемым элементом фашистских режимов был институт открытого и систематического террора против политических, идеологических и (в нацистском варианте) — «национальных» противников. Для этих репрессий были характерны самые чудовищные масштабы. Так, на совести нацистской диктатуры в Германии около 100 тыс. человеческих жизней, более миллиона арестованных в самой стране и миллионы убитых на территориях, оккупированных Германией в ходе Второй мировой войны. Жертвами правления генерала Франсиско Франко в Испании стали от 1 до 2 млн человек.

Разгром германского и итальянского фашизма в результате победы Советского Союза и стран антифашистской коалиции во Второй мировой войне, запрет национал-социалистической и национальной фашистской партий и проведенные антифашистские преобразования положили конец «классическому» фашизму. Однако довольно скоро он возродился в новом, модернизированном облике — «неофашизма» или «неонацизма», существующего в мире и поныне.

Подготовлено
по материалам статьи
историка Вадима Дамье
«Фашизм»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s