Приумножение талантов


В редакцию “Церковной православной газеты” пришло письмо от нашей постоянной (на протяжении последних трех лет) читательницы Тамилы Атаманюк, которая поделилась своими мыслями относительно наших публикаций. В частности, она отмечает, что “газета очень хорошо освещает текущие события жизни Православной Церкви в Украине и в мире, так что больше соответствует названию “Вестник Церкви”. Но газета называется “Церковной”, и, чтобы соответствовать этому названию, она должна выполнять главную миссию Церкви – спасать человеческие души, то есть окормлять христиан духовной пищей, что и отличает это издание от светских сми”.
По мысли автора письма это не всегда получается. Кроме того, у нее есть ряд замечаний и вопросов, на которые она хотела бы получить ответы. “Простите за дерзость моих размышлений. В Церкви я всего восемь лет, поэтому не все еще понимаю и могу во многом ошибаться”, – заканчивает она свое письмо.
В этом номере мы даем ответ на три главных вопроса нашей читательницы. Приглашаем и других читателей газеты принять участие в обсуждении этих и иных тем, которые освещаются (либо, наоборот, не освещаются) на страницах “Церковной православной газеты”.

Игры как подготовка к взрослой жизни
“Неприятно поражена и удивлена размещенной в газете информацией об организации Церковью различных конкурсов (например, на лучшее литературное православное произведение). По моему мнению, такая идея противоречит учению святых отцов о смирении (каждый должен считать себя ниже и хуже других). Такие конкурсы вызывают у их участников греховные чувства – зависть, желание быть лучше другого и победить его, дух соперничества, и в конце концов – нарушение основной заповеди Божией – любви к ближнему. Понятно, что победит тот человек, который более наделен даром Божиим в этом деле. Но кто мы такие, чтобы судить и оценивать этот дар Божий?”

Отвечает игумен Лонгин (Чернуха):

— Помню, когда-то в нашей воскресной школе на протяжении двух лет мы не проводили с детьми никаких игр с элементами соревнований. Исходили из того, что такие мероприятия порождают дух соперничества, а с ним зависти и гордости. Но скоро мы поняли, что смотреть на игры можно и нужно с другой стороны. Мы готовим детей к взрослой жизни, а эта жизнь будет ставить перед ними разные задачи, преграды, для решения и преодоления которых потребуется умение мобилизовать свои духовные силы, достойно принимать удачи и поражения. Этому дети могут учиться в играх. Выиграл – не кичись, не хвастайся, не смейся над проигравшим; проиграл – не завидуй, не злись на выигравшего, учись радоваться удачам других, не унывай и не отчаивайся.
Что касается конкурсов, предлагаемых взрослым, то почему бы и не посоревноваться в делании добрых, полезных дел, но при тех же условиях. Такие конкурсы помогают реализовать творческие силы человека, ускорить процесс проявления талантливых работ. Вместе с тем развиваются те таланты, которыми Господь нас одарил. Во время конкурса человек избавляется от чувства своей исключительности, ведь понимает, что не он один обладает определенным талантом. А это хороший удар по гордыне. Можем ли мы оценивать Божий дар? Здесь я хочу уточнить. Мы оцениваем не Божий дар, а то, как человек его развивает, приумножает. Таким образом мы оцениваем труд человека, его отклик на то, что предложил ему Господь. А для этого нужно преодолевать в себе лень, пассивность и безразличие. К сожалению, некоторые губят свои дары…
Сегодня на конкурсной основе принимаются концепции школьных программ и учебников, архитектурные проекты (в том числе и храмов), новаторские предложения в области различных наук. Если христиане откажутся участвовать в подобных проектах ради смирения, то чья жизненная позиция будет доминировать в обществе?

Литература – “незримая ступень” ко Христу
“Обидно и больно становится на душе, когда вместо записанных и сохраненных духовных бесед православных старцев (например, преподобных Оптинских — Амвросия, Иосифа, Варсонофия) или известных священников XX в. (Валентина Свенцицкого, Михаила Питкевича, архимандрита Кирика, преподобного Севастиана Карагандинского и др.) в «Церковной православной газете» публикуются произведения Остапа Вишни, Андерсена, Чехова, Марка Вовчка, Коцюбинского, Гоголя, О’Генри, Честертона и т. д. Произведения этих писателей, безусловно, очень хорошие и имеют для нас большое воспитательное значение, но, по моему мнению, не им место в самой главной церковной газете, а святым отцам, старцам, которые дают ответы на важнейший вопрос каждого верующего человека: «Как спасти свою душу?»”.

Отвечает монахиня Евтропия (Бобровникова):

— Прежде всего, считаю своим долгом поблагодарить читательницу за неравнодушное отношение к нашей газете и высокую оценку произведений, опубликованных на “Литературной странице”. Однако при этом хочу заметить, что не стоит ни возмущаться, ни расстраиваться. Ведь и святые отцы понимали, что мера духовной зрелости у разных людей разная, и если младенца накормить вместо молока твердой пищей (см.: Евр. 5: 12–13), он может просто заболеть. Круг наших читателей очень широк, и если даже воцерковленные люди отличаются мерой духовного совершенства, то что говорить о тех, кто лишь стоит на пороге Церкви.
Задача, которую ставила перед собой редакция, открывая литературную рубрику, заключалась в том, чтобы через художественные произведения показать приоритет духовных ценностей и, в первую очередь, христианской нравственности. При выборе материалов для “Литературной страницы” мы стремились к тому, чтобы он был мастерски написанным, небольшим по объему и основывался на христианских нравственных принципах.
Художественный образ, эмоционально окрашенный, воздействует на чувства человека, касается его души и подготавливает ее к восприятию духовного. Когда мы видим талантливую живопись, слушаем классическую музыку или читаем хорошую книгу — в нас воспитывается чувство прекрасного. Н. В. Гоголь в письме к Белинскому писал, что необходимо показывать красоту, возвышать душу до понимания всего прекрасного. Таким образом, для того, кто стремится к духовному, чтение нравственно здоровых и литературно качественных книг может быть средством к тому, чтобы найти себя, познать свое несовершенство и стать на путь спасения. Литература может послужить, если воспользоваться гоголевским образом, “незримой ступенью” ко Христу… Не все могут сразу начать с чтения святых отцов. Это высокий уровень — до него нужно дорасти. И помочь в этом может литература. Конечно, это только первая ступень, но это — и первый шаг к Небу.
Хорошая художественная книга учит нас любить человека, а святые отцы — Бога. И без первого невозможно второе. Поэтому художественную литературу, искусство следует воспринимать как подготовительный этап на пути к стяжанию духовности. У апостола Павла есть такие слова: “сеется“ тело душевное, восстает тело духовное… Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное” (cм.: 1Кор. 15: 44–46).
Не знаю, заметила ли это наша читательница, но мы стремились “привязать” подачу того или иного литературного произведения к юбилею его автора или к теме, обсуждаемой в данном номере. Поэтому и временные, и пространственные границы опубликованных произведений весьма обширны, как обширны и средства воплощения в художественных образах евангельских истин. Разнообразие произведений помогает увидеть не только вневременность, но и общность христианских нравственных принципов для людей, живущих в разных странах, в разном культурном пространстве. В литературе, музыке, живописи отражается историческое и культурное развитие человечества. Через них мы можем видеть, как жили люди, когда они сохраняли веру в Бога, когда отдалялись от Него и когда восставали на Него. Можно даже сказать, что сквозь призму культуры, через судьбы творческих людей, можно видеть действие Промысла Божия в мире.
Что же касается Вашего возмущения и обиды… В Древнем патерике есть такой рассказ: однажды человек, охотившийся в пустыне, увидел, что Антоний Великий шутливо обращается с братиями, и соблазнился. Святой, желая уверить охотника в том, что иногда следует давать послабление, сказал ему: “Натяни посильнее свой лук”. Тот сделал так. Авва Антоний говорит: “Еще натяни”. Тот еще натянул. Антоний опять говорит: “Еще натяни”. Охотник ответил: “Если я сверх меры буду натягивать, то переломится лук”. Тогда святой старец сказал ему: “Так и в деле Божием, если мы сверх меры будем требовать от братий, то они не выдержат этого. Выходит, иногда нужно давать послабление”. Читающий да р­азумеет…

Стипендия – это не награда, а поощрение
“Также меня удивила информация в вашей газете о том, что самые успешные студенты семинарии и академии получают повышенную стипендию. Считаю это неправильным, потому что:
— успеваемость студента зависит в основном от его способностей, дарованых Богом. Очень часто менее одаренные студенты уделяют обучению много времени и усилий, но не могут достичь высоких оценок, хотя и заслуживают за свои старания отличия;
— стимулировать студентов повышенной стипендией можно только в светских учебных заведениях, а не в церковных, где совесть и вера студента — единственный стимул его обучения;
— из собственного опыта знаю (сама была студенткой-отличницей), что повышенная стипендия, как награда и оценка твоей чрезвычайности, повышает гордость;
— повышенную стипендию должны получать только сироты и студенты из малообеспеченных семей”.

Отвечает игумен Сильвестр (Стойчев), кандидат богословия:

Уважаемая Тамила, Вы удивляетесь существованию в Киевских духовных школах повы-шенных стипендий за успешную учебу и считаете такую практику неправильной по ряду причин.
Прежде всего, само собой разумеется, что студенты отличаются друг от друга талантами и способностями, но их успеваемость не зависит исключительно от при­родных, данных Богом, дарований. Талант – интеллек­туальные способности, склонности к науке или к творческой деятельности – не есть готовый продукт, нечто завершенное от рождения, а именно способность, развивая и культивируя которую можно прийти к хорошим, а нередко и выдающимся результатам. Никто не рождается математиком, или переводчиком, или пианистом, но с дарованиями к точным наукам, к языкам, к музыке. И только вследствие воспитания, труда, усилий и времени получается результат, который можно оценить. Стипендии как раз даются не за врожденные таланты, а за итог, за труд, за отношение к своему дару. Вспомните притчу о талантах! Господин награждает не за то, что он дал, а за то, что получил в конце, за итог. Вы сами были студенткой: неужели никогда не видели талантливых людей, которые ничего не достигли как раз в результате своей лени, расслабленности и беспечности? И менее талантливых, кто трудом достиг в конечном счете лучших успехов, чем их более одаренные сотоварищи? Таким образом, стипендию дают не за талант, а за отношение, за ответственность. И это можно оценить в процессе обучения.
Также Вы полагаете, что такое явление, как повышенная стипендия, возможно только в светских вузах, но не в церковных, где “совесть и вера студента – единственный стимул его обучения”. Позвольте заметить, что совесть есть не только у христиан, но и у всех людей, даже тех, кого можно идентифицировать как язычников, которые “по природе законное делают” (см. : Рим. 2: 14–15). Кроме того, совесть и вера не есть привилегия только семинаристов: немало верующей молодежи и среди студентов светских вузов. И к процессу своего обучения они относятся, как и подобает христианам, по совести и вере. Как быть со стипендией для них? Исходя из вашей логики, тоже не давать… Уважаемая Тамила, стипендию дают за отношение к процессу обучения, и все студенты, имеющие положительные результаты, достигли этого вследствие своего совестливого отношения: вне зависимости от вуза, где они обучаются! К тому же, исходя из Ваших рассуждений (Вы связываете веру и процесс обучения), можно прийти к довольно странному выводу: если студент семинарии плохо учится (а такие есть), то значит у него недостаточно веры или вообще ее нет!
Кроме того, стипендия – это не награда, а поощрение. Само собой разумеется: студенты-отличники часто нуждаются в дополнительных книгах, во всевозможных изданиях и т. д. Соответственно, и в светских, и в церковных вузах стипендия рассматривается как поддержка для дальнейшего обучения, совершенствования результатов, а не как награда.
Вы считаете, что стипендия служит росту гордости. Все зависит от личного отношения. Для многих студентов стимулом гордости является наличие таланта самого по себе (“все бездари, а я…”), без всяких стипендий и грантов. В конце концов, не будем забывать: тот, кто ассоциируется у нас с самим словом “гордость” – падший ангел – никаких стипендий вообще не получал… Человек может найти повод для роста гордости в чем угодно и где угодно.
По Вашему мнению, повышенную стипендию должны получать только сироты или дети из многодетных семей. Думаю, что они должны получать льготы (ведь стипендию дают не за социальные, экономические или личные проблемы, а за результаты обучения). Льготы позволят таким учащимся быть в равных (или близких к этому) условиях с остальными на старте, а вот стипендию им надо давать за совестливое отношение к учебе и положительные результаты. К тому же при вручении стипендии Ученым Советом КДА, кроме успеваемости студента, учитываются еще и прочие факторы, в том числе социальное и материальное положение учащегося.

Приумножение талантов: Один комментарий

  1. Читательница показала пример того, какой беспорядок в голове у многих верующих. Они не могут соединить веру и обычную, человеческую жизнь. В итоге у них получается такая выхолощенная безрадостная картинка (пусть даже лубочная), что никто из обычных людей, индифферентно относящиеся к вере, не захочет в такую "культуру". Зачем же все отсекать? Редакция молодец — нужно большое терпение чтобы отвечать на такие вопросы.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s