История Православия в подольских землях. Часть I. С древнейших времен до Люблинской унии 1569 г.


Бакотский Свято-Михайловский пещерный монастырь.
Основан на рубеже ХІ–ХІІ вв.

Раннехристианские века на Подолии
Эти земли узнали Благую Весть вслед за Крымом, одними из первых на территории нашей страны. Жившие тут скифы, сарматы, геты, праславяне-анты, появившиеся здесь в конце II в. пришельцы с балтийских берегов — готы, — все эти народы поддерживали интенсивные (мирные и немирные) контакты и вели активную торговлю с Римской империей. Памятники полиэтнической черняховской культуры, исследованные археологами, содержат множество римских монет той поры.
 Готские войны III–V вв. способствовали массовому появлению в южноподольских землях греческих пленных, захваченных в боях или во время морских набегов на принадлежащее Риму южное побережье Черного моря. Среди них было немало христиан, от которых их новые хозяева узнавали о Христе, Распятом и Воскресшем. В г. Томи на черноморском побережье в римской провинции Малая Скифия (ныне румынская Добруджа) уже, по-видимому, во II в. была основана епархия, власть которой распространялась и на северо-западное Причерноморье, вплоть до Крыма. Упоминается в источниках Скифский епископ Евангелик, управлявший церквами этой провинции во времена гонения на Христову Церковь при Диоклетиане (284–292). Затем, после Миланского эдикта о веротерпимости (313 г.), епархия быстро расширила свое влияние на север от устья Дуная.


Решительным событием, приведшим к принятию Крещения готами, стало страшное поражение их в битве с войсками императора Константина Великого (около 323 г)., после чего готы поспешили предаться той святой вере, под защитой которой Константин одержал над ними верх. Тогда же у готов основывается своя епархия, и их епископ Феофил присутствует на I Вселенском Соборе в Никее в 325 г., под актами которого подписался митрополитом Готии или же, по другим спискам, Феофилом Боспоританским из Готии. О ранней христианизации южных земель современной Подолии пишут многие авторы IV — начала V в., а епископ Констанцский Епифаний сообщает о миссионерской деятельности адептов раннего христианства следующее: “Старец Авгий подверг­ся изгнанию, будучи сослан царем в пределы Скифии вследствие восстания народов и сделанного царю епископами доноса. Пребывая там, не могу сказать сколько лет, и идя вперед, в самую внутренность Готии, он огласил христианским учением многих готов, и с тех пор в самой Готии возникли монастыри, общежитие, обет девственности, юности и строгое подвижничество”. Царь, о котором пишет летописец, — это Констанций II (337–361). В самом конце его правления епископом Скифским был поставлен святой Бретанион, который около 20 лет “правил городами всей Скифии”. Его современник, епископ готов, создатель алфавита и письменности на их языке Вульфила (Ульфила), перевел на готский язык Священное Писание. Вероятно, тогда и возникают первые скальные монастыри Приднестровья. Основываясь на свидетельствах древних авторов и исследованиях последних лет, председатель Винницкого церковно-исторического комитета А. В. Сварчевский заключает: “Вне сомнения, что благодаря этим захватническим войнам, и их жертвам — насильно вывезенным первым монахам-миссионерам, православное монашество уже в V–VI вв. получило широкое распространение и прочно утвердилось на многих местах — как в бывших античных городах Причерноморья, так и в наших Подольских землях”.

Но обрушившиеся с конца IV в. на Северное Причерноморье и Подолию несколько волн нашествий варваров — гуннов, аланов, аваров, славян — надолго затормозили этот процесс, многие очаги христианства были уничтожены. Готы, разгромленные гуннами, в 376 г. форсировали Дунай и переселились на Балканы, в пределы Римской империи, разделившейся 19 лет спустя на Западную и Восточную (Византию). После осуждения арианства на II Вселенском Соборе часть оставшихся в Причерноморье готов, ранее впавших в эту ересь, возвратились в лоно Православной Церкви и приняли от архиепископа Константинопольского святого Иоанна Златоуста, православного епископа Унилу, а после его смерти в 404 г. просили нового епископа. Вскоре после этого Готская епархия, вслед за переселением туда готов, переносится в Крым.
Новый толчок появлению в подольских землях монахов, теперь византийских, дало иконоборчество. Спасаясь от преследований в годы правления Льва III Исавра (717–741 гг.), многие почитатели икон бежали из владений императора, в частности в Крым и в район междуречья Южного Буга и Днестра. “Поднимаясь, все выше и выше по течению Днестра, — пишет А. В. Сварчевский, — они понемногу оседали, образуя новые колонии и основывая пещерные монастыри на землях тиверцев (Поднестровье). <…> Именно тогда, как уже описывалось выше, и был основан Нагорянский монастырь. Этот монастырь по праву можно называть древнейшим из известных нам монастырей на территории не только Подолии, но и всего нашего Отечества (не считая Крымского полуострова)”. Славяне — тиверцы, жившие здесь, будучи язычниками, все же получали определенные сведения о христианском учении из уст этих иноков. После восстановления иконопочитания в Ви­­зантии Константинопольским собором 843 г. большинство монахов вернулось на родину, как можно заключить из сообщения императора Константина Багрянородного сто лет спустя: здесь, на среднем левобережье Днестра, “имеются некоторые очертания храмов и кресты, вырезанные на песчанике, поэтому кое-кто хранит предания, будто бы ромеи некогда имели здесь свои поселения”. По скудным упоминаниям об учениках святых учи́телей слове́нских Кирилла и Мефодия, посланных ими для проповеди к восточным славянам около 870–880 гг., Мознопон и Наврок проповедовали в Подольских землях “…даже до р. Ушицы”.
Но к этому времени возникает новое государство, утвердившее впоследствии Православие на Подолии навсегда — Киевская Русь.

Во времена Киевской Руси и Галицко-Волынского княжества
Славянские племенные союзы Подолья — волыняне, тиверцы, бужане и переселившиеся сюда из излучины Днепра уличи — были в течение Х в. покорены киевскими князьями, и их земли стали частью Киевской Руси, а южная степная причерноморская часть их была захвачена кочевниками-печенегами. Святой равноапостольный князь Владимир, крестив в 988 г. киевлян, одной из первых на Руси просветил Волынь. Несколько лет спустя здесь была основана епархия, вероятно, охватившая и Понизье (Подолию). Монастырская жизнь здесь начала развиваться ранее всего на Руси. Подробности летописи умалчивают, но церковное предание гласит, что святой Антоний в 1013 г., возвращаясь с Афона в Киев, некоторое время провел в основанном им (возможно, на месте, где за два столетия до него подвизались византийские монахи) пещерном ските, из которого вырос Лядовский скальный монастырь. В ближайшие десятилетия небольшие скальные монастыри распространились по обоим берегам выше по течению Днестра. Столицей Понизья в середине ХІІ в., после образования удельного Галицкого княжества и его отдельной епархии, стал г. Бакота, выросший вокруг основанного полувеком ранее монастыря. Галицкие князья на время восстановили владения Руси в междуречьи Днестра и Буга, но продвижение половцев вновь отодвинуло их к северу. Из Подолии неоднократно делают попытки овладеть Галичем любимый местными жителями неприкаянный князь-скиталец Иван Берладник († 1162) и его сын Ростислав.
Монголо-татарское нашествие 1240 г. имело своим последствием фактическое отделение Понизья от Галицко-Волынского княжества. Попытки Даниила Галицкого вновь подчинить местное население натолкнулись на упорное сопротивление. Видный украинский историк Д. И. Дорошенко писал, что “подоляни на Пониззі воліли ввійти в спілку з татарами, ніж коритися галицьким князям. До їх пристало і Побужже. Галицький Князь Данило силою хтів примусити подолян скоритися, але це йому не вдалося. І понизовці і побужане віддалися під татарську власть. За це татари не руйнували Поділля, а тільки присилали своїх старших — баскаків, які зібрали з подолян дань, мабуть, десятину од усіх прибутків з господарства. Поділля було поділене на округи, на чолі яких стояли виборні отамани. До цих отаманів приїздили з Орди баскаки, забірали ту дань, яку отамани зібрали з своєї громади, і везли дань в Орду”. Более ста лет властвовали здесь монголо-татары. Во второй половине XIII в. был создан ордынский улус, который делился на тьмы (округа). Относительно благоприятное положение приднестровских земель при монголах привлекало сюда переселенцев из других княжеств.


Каменец-Подольский замок, XI–XVII вв.



После смерти в 1340 г. последнего галицкого князя Юрия II Болеслава вспыхнула польско-литовская война за галицко-волынское наследство, которая захватила и Подолию — название, утвердившееся в это время за землями между Днестром, Росью, Днепром и Черным морем.

Подолия в составе королевства Польского и Великого княжества Литовского(середина XIV в. — 1569 г.)


К середине XIV в., после смерти хана Узбека, феодальная раздробленность поразила и Золотую Орду. Ее власть на запад от Днепра ослабевает, чем воспользовалось Великое княжество Литовское. По-видимому уже в 40‑е гг. на подольских землях утверждаются братья Кориатовичи, внуки Гедимина, племянники великого князя Ольгерда. Их власть укрепилась после победы литовских войск над ордынцами при Синих Водах в 1362 г. (Видимо, сыном литовского князя Кориата-Михаила Гедиминовича был и Дмитрий Боброк-Волын­ский, в 1367 г. он перешел на службу великому князю Московскому и впоследствии стал героем Куликовской битвы.) Польский хронист М. Стрыйковский отмечал, что Кориатовичи построили на Подолье множество замков и укрепленных городов — Брацлав, Меджибож, Теребовлю, Винницу и другие. Столицами их владений стали Смотрич и Каменец-Подольский. Именно тогда появилось первое достоверное летописное сказание о монахах в Подолии. О Бакотском монастыре сообщается так: Кориатовичи “…на первое нашли себе твержу на реце Смотричи, а в другом месте были чернецы в горе, и в том месте нарадили город — Бакот”.
В 1379 г. князья Кориатовичи начали масштабную реконструкцию каменной крепости Каменец-Подольска. Год спустя на территории крепости была построена православная Покровская церковь. В 1366 г. в Каменце появился Орден доминиканцев, а четверть века спустя и Орден францисканцев. Александр, “князь литовский” и “князь и господарь Подольской земли”, перенес столицу своих земель в этот город, в папской булле он назван “владыкой Каменца” (“dominus de Camnitz”). В 1375 г. папа Григорий XI утвердил в Каменце католическую епархию, в центре города был построен деревянный кафедральный костел. В 1398 г. армяне, массово селившиеся в этом крупном торгово‑ремесленном центре уже более полувека, также построили в городе церковь во имя святого Николая, ставшую позднее православным храмом и сохранившуюся до наших дней.



Александр Кориатович погиб в битве с ордынцами около 1380 г. Его преемником стал брат Константин. При нем в Подольском княжестве чеканилась даже собственная монета — подольский полугрошик (первая известная “копейка”). “Приход к власти на Подолье Константина Кориатовича, — пишет исследователь истории Юго-Западной Руси под властью Литвы и Польши Ф. М. Шабульдо, — следует, видимо, связывать с укреплением позиций тех кругов местного боярства, которые выступали против зависимости княжества от Венгрии. Из грамоты 1388 г. видно, что Константин Кориатович отказался от сотрудничества со своим братом-католиком Борисом и приблизил к себе Федора Кориатовича”, который “управлял Подольской землей вполне самостоятельно, но недолго. Уже в конце 1393 г. Подолье перешло под власть польского короля и верховного князя литовского Владислава-Ягайла… <…> Следовательно, с 1393 г. Подольская земля, за исключением ее восточной части (Брацлавский и Винницкий поветы), имела особый статус, находясь под верховной юрисдикцией польского короля, а не великого князя литовского”.
Это послужило началом “сорокалетней войны” между Литвой и Польшей за Подолию. Королю Владиславу-Ягайло в ней противостояли великий князь Литовский Витовт, тяготившийся зависимостью от Польши, и брат короля Свидригaйло Ольгердович, наиболее непримиримый противник польско-католической экспансии, правивший с 1399 г. Подолией. Особенно интенсивной была эта борьба, когда после смерти Витовта в 1430 г. при поддержке православной знати Литовской Руси великим князем стал Свидригайло. Крещенный в детстве в Православие (хотя позже вместе с Ягайло перешедший в католичество), женатый на дочери тверского князя Бориса Александровича, он всю свою почти столетнюю жизнь опирался на поддержку православной шляхты и населения. Отличаясь крутым и жестоким нравом, неважный дипломат и полководец, он провозгласил независимость от польского короля, но потерпел поражение. Когда в 1440 г. свергнувший его с литовского княжеского престола пропольски настроенный Сигизмунд (Жигимонт) Кейстутович пал от руки заговорщиков, Свидригайло опять был выдвинут православной шляхтой на великокняжеский стол, но, будучи слишком старым, оставался до смерти в Подольской и Волынской землях, которые за ним в 1442 г. утвердил новый великий князь Литовский (а несколько лет спустя и польский король) Казимир Ягеллон. Умер незадачливый князь в 1452 г. в Луцке.
Подольские земли сильно пострадали во время этой войны, которая носила характер откровенно религиозной, сопровождалась разорением храмов и насилием по отношению к местному духовенству. В 1434 г. польско-шляхетским войскам удалось подавить народное восстание в Бакоте и захватить западную часть Подолья, которая теперь прочно закрепилась за Польшей. По мнению профессора Каменец-Подольского государственного

университета И. С. Винокура, Бакотский пещерный монастырь был опустошен и братия рассеяна именно в то время, когда разорение постигло и г. Бакоту, т. е. около 1434 г.


В дальнейшем (во второй половине века, после завоевания Константинополя турками и падения Византии, когда османская угроза нависла над всей Европой, и после распада Золотой Орды, положение Подолии резко ухудшилось. Терзаемая постоянными татарскими набегами, она уже не являлась объектом колонизации, наоборот, часть населения мигрировала далее на северо-запад, в глубь страны или концентрировалась вокруг новых мощных крепостей. Вместе с ним отодвигаются туда же и православные монастыри, также искавшие мест укромных и менее тревожных. “В эти нелегкие годы, — пишет А. В. Сварчевский, — были по всей вероятности разорены и упразднены некоторые древние православные преимущественно скальные монастыри и храмы в области Днестра и его притоков, — монастыри, более не упоминаемые в ХVI в. и последующих веках. К таковым с уверенностью можно отнести — Нагорянский, Субочский, Черченский, Студеницкий, Долинянский, Подфилипский, Горчичанский, Кривчанский (Липчанский, который позже был перенесен напротив р. Днестр, теперешнее с. Раскопное), Пятничанский, Колубаевский. Но разорение этих монастырей случилось не без промысла Божия. Есть немало исторических свидетельств о том, что именно нашим Подольским монахам из вышеупомянутых обителей довелось убегать в соседнюю Валахию и там основывать либо новые монастыри, либо заселяться в заброшенные старые”.



Борьба между литовцами и поляками за обладание всей Подольской землей продолжалась до самой Люблинской унии 1569 г., после которой она вошла в состав польских коронных земель. В ХVI в. снова появились в северной Подолии, в Летичевских и Литинских землях и лесах монастыри, такие как Снитовский, возобновленный в 1553 г., Мыкулинский, Уладовский и другие. Но время наложило свой отпечаток на их облик — хорошим примером чего является церковь-крепость в с. Сутковцы.



Владимир Моисеенко
БАРСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ
О времени появления этого чтимого образа в Барском в честь Покрова Божией Матери женском монастыре (г. Бар Подольской епархии, современная Винницкая область) свидетельств не сохранилось. Известно, что на момент возвращения в 1837 г. Барского монастыря из унии в лоно РПЦ икона имела широкое почитание. Празднование в честь иконы установлено в 1887 г. в память 50‑летия со времени этого события. В конце XVII — начале XVIII в. с Барской иконы был сделан список Подольской иконы Божией Матери. Иконография этого образа восходит, согласно предположению Н. П. Кондакова, к римской иконе из церкви Санта-Мария Маджоре и является ее поздним повторением, подобным итальянской копии XVI в. в Витербо.



В 10‑х гг. XX в. Барская икона находилась в алтаре монастырского храма, в запрестольной нише, была украшена серебряной позолоченной ризой, отданной насельницами монастыря (монахинями Серафимой, Амвросией и Гавриилой) представителям советской власти города ради спасения святыни. Чудотворный образ был спрятан в подполе одного из домов Бара, где поселились монахини. Гавриила, последняя из монахинь, перед своей кончиной испросила благословения на передачу иконы священнику Владимиру Минаеву, служившему в городском храме. Отец Владимир, переведенный настоятелем церкви в честь Покрова Пресвятой Богородицы в с. Дачное Одесской области, поместил ее в киот и установил в отдельной комнате своего дома, перед ней ежедневно совершался акафист. В настоящее время под строительство часовни для Барской иконы выделен земельный участок.
Празднование в честь Барской иконы Божией Матери совершается 1/14 октября.
По материалам сайта pravenc.ru


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s